Топ-100 | Обзор | Комменты | Новости | RSS RSS | Поиск | Хочу! | Добавить ссылки | О сайте | FAQ | Профиль
RapidLinks - Скачай всё!
  


Надежда Дурова - Записки кавалерист-девицы. Происшествие в России (аудиокнига)

Надежда Дурова - Записки кавалерист-девицы. Происшествие в России (аудиокнига)

Аудио-книгиАудио-книги Рейтинг публикации: 0 (голосов: 0)  
В начале XIX столетия в рядах русских войск, сражавшихся в Пруссии, появилась загадочная личность - кавалерист-девица, русская амазонка, выступавшая под мужским именем Соколов, затем, с высочайшего позволения - Александров. Позднее эта удивительная, отважная женщина участвовала в войне с Наполеоном, совершила геройский подвиг и была награждена высшим знаком военного отличия - Георгиевским крестом. Что заставило молодую девушку из хорошей дворянской семьи оставить отеческий дом, отречься от своего пола и явиться на поле сражений? Вы услышите необычайную историю, которую Надежда Андреевна Дурова поведала в своих мемуарах.

Автор: Надежда Дурова
Название: Записки кавалерист-девицы. Происшествие в России
Исполнитель: Татьяна Горчакова
Тип: аудиокнига
Издательство: Не надо покупать
Жанр: Автобиографические записки
Аудио кодек: MP3
Битрейт аудио: 192 kbps
Размер: 993 MB
Общее время звучания: 12:04:26

Отрывок из книги Надежда Дурова - Записки кавалерист-девицы. Происшествие в России

На этом месте мы будем до завтра. Бутырский полк сменен другим, и теперь пули не только долетают до нас, но и ранят. Подъямпольскому это очень неприятно. Наконец, наскуча видеть, что у нас то того, то другого отводили за фронт, он послал меня в Смоленск к Штакельбергу сказать о критическом положении нашем и спросить, что он прикажет делать? Я исполнила, как было велено, сказала Штакельбергу, что у нас много ранено людей, и спросила, какое будет его приказание? «Стоять, - отвечал Штакельберг, - стоять, не трогаясь ни на шаг с места. Странно, что Подъямпольский присылает об этом спрашивать!» Я с великим удовольствием повезла этот прекрасный ответ своему ротмистру. «Что, - кричал мне издали Подъямпольский, - что велело?» - «Стоять, ротмистр!» - «Ну, стоять так стоять», - сказал он покойно; и, оборотясь к фронту с тем неустрашимым видом, который так ему свойственен, хотел было несколько ободрить солдат, но, к удовольствию своему, увидел, что они не имеют в этом нужды: взоры и лица храбрых улан были веселы; недавняя победа одушевила черты их геройством. Весь их вид говорит: беда неприятелю! К вечеру второй полуэскадрон спешился, и я, имея тогда свободу отойти от своего места, пошла к ротмистру спрашивать о всем том, что в этот день казалось мне непонятным. Подъямпольский стоял у дерева, подперши голову рукою, и смотрел без всякого участия на перестрелку; приметно было, что мысль его не здесь. «Скажите мне, ротмистр, для чего вы посылали к Штакельбергу меня, а не унтер-офицера? Не правда ли, что вы хотели укрыть меня от пуль?» - «Правда, - отвечал задумчиво Подъямпольский, - ты так еще молод, так невинно смотришь и среди этих страшных сцен так весел и беспечен! Я видел, как ты скакал позади всего эскадрона во время беспорядочного бегства нашего от кирпичных сараев, и мне казалось, что я вижу барашка, за которым гонится стая волков. У меня сердце обливается кровью при одной мысли видеть тебя убитым. Не знаю, Александров, отчего мне кажется, что если тебя убьют, то это будет убийство противное законам; дай бог, чтоб я не был этому свидетелем! Ах, пуля не разбирает. Она пробивает равно как грудь старого воина, так и сердце цветущего юноши!..» Меня удивило такое грустное расположение духа моего ротмистра и необыкновенное участие во мне, какого прежде я не замечала; но, вспомня, что у него брат, нежно им любимый, остался в Мариупольском полку один, предоставленный произволу судьбы и собственного разума, нашла весьма натуральным, что мой вид незрелого юноши и опасности войны привели ему на память брата, детский возраст его и положение, в каком он может случиться при столь жаркой войне. Наступила ночь; второй полуэскадрон сел на лошадей, а первый спешился; пальба ружейная прекратилась. Я просила ротмистра позволить мне не садиться на лошадь; он согласился, и мы продолжали разговаривать. «Объясните мне, ротмистр, отчего у нас так много ранят офицеров? Рядовых такая густая масса; их более и удобнее было бы убивать; разве в офицеров нарочно метят?» - «Разумеется, - отвечал Подъямпольский, - это самый действительный способ расстроить и ослабить силы неприятеля». - «Почему ж?» - «Как почему! потому что один храбрый и знающий офицер более сделает вреда неприятелю своими сведениями, проницанием, уменьем пользоваться и выгодами местоположения и ошибками противной стороны, а особливо офицер, одаренный тем высоким чувством чести, которое заставляет встречать бестрепетно смерть и спокойно действовать в величайших опасностях; такой офицер, повторяю, один более сделает вреда неприятелю, нежели тысяча солдат, никем не начальствуемых...» Разговор наш продолжался часа два все в этом же смысле; я слушала со вниманием суждения и замечания Подъямпольского, лучшего офицера в полку нашем, храброго, опытного, строгого к себе столько же, как и к другим. Очередь сойти с лошадей второму полуэскадрону прекратила беседу нашу; ротмистр сел на лошадь, а мне сказал, что теперь я могу, если хочу, заснуть полчаса. Я не заставила повторить этого два раза, но тотчас воспользовалась позволением и, закутавшись солдатским плащом, легла под деревом, положа голову на корни его. На рассвете сквозь тонкий сон слышала я, что по каске моей что-то щелкало; проснувшись совсем, я открыла голову и увидела стоящих недалеко от меня подполковника Лопатина и Подъямпольского; они о чем-то разговаривали, смотря и по временам указывая в сторону неприятельских стрелков; стыдясь, что нашли меня спящею, я спешила встать: и в это самое время пуля на излете ударила по каске моей, а тем объяснились и первые щелчки; я собрала лежащие близ меня пули и понесла их показать ротмистру. «Ну так что ж! - сказал он, рассмеявшись, - неужели тебе и это в диковинку?» - «А как же! ведь они не докатились, а долетели, почему ж не ранили меня?» - «Не имели силы. Полно, однако ж, садись на лошадь, нас сейчас сменят!» Драгунский эскадрон пришел стать на наше место, а мы вошли в крепость и у стен ее расположились отдыхать. Смоленск уступили неприятелю!.. Ночью уже ариергард наш взошел на высоты за рекою. Раевский с сожалением смотрел на пылающий город. Кто-то из толпы окружавших его офицеров вздумал вскликнуть: «Какая прекрасная картина!..» - «Особливо для Энгельгардта, - подхватил который-то из адъютантов генерала, - у него здесь горят два дома!»
  • Добавлено: 12/01/2013
  • Автор: mur
  • Просмотрено: 38
Ссылки: (для качалок)
Еще Аудио-книги: (похожие ссылки)


Написать комментарий